Одним – зарплаты, другим – зарплатки

Фармацевтическая премия "Зеленый Крест" - премия специалистов аптечного сообщества.
Одним – зарплаты, другим – зарплатки
14 Марта 2019

Рынок вакансий провизоров и фармацевтов по-прежнему разогрет. Но наряду с проблемой поиска и привлечения кадров перед работода­телями встает другой острый вопрос – как мотиви­ровать персонал в условиях экономической нестабильности и оптимизации всех ресурсов. Сколько платят сотрудникам аптек и какова структура зарплаты?

«Спрос на провизоров и фармацевтов остается стабильно высоким, – отмечает директор по рекрутингу кадровой компании «КАУС Групп» Наталья Смирнова. – При этом количество вакансий заведующих аптеками в сравнении несколько снизилось. К слову, и зарплаты у них сократились. По данным нашего исследования, заведующие стали получать в среднем на 3% меньше, чем год назад. И это на фоне продолжающегося роста зарплат провизоров и фармацевтов».

По словам Натальи Смирновой, зарплатная гонка среди аптек в конкуренции за персонал продолжается, хотя и не такими высокими темпами, как это было в тучные годы рынка. «В III квартале 2018 г. в сравнении с тем же периодом прошлого года заработки провизоров выросли в среднем на 9%, фармацевтов – на 4%. В Москве первостольники стали зарабатывать хорошие деньги – 70 тыс. и даже 90 тыс. рублей».

Географический фактор

В столичных регионах у работников аптек традиционно самые высокие заработки. Не зря сюда так стремятся специалисты из провинции. Согласно опросу провизоров и фармацевтов, проведенному порталом «Фармзнание», в Москве уровень дохода первостольников колеблется в диапазоне 30–70 тыс. руб. и выше, в Санкт-Петербурге – 30–60 тыс. Больше всего к планке столичных городов приближены зарплаты сотрудников аптек в Северо-Западном и Дальневосточном федеральных округах: 25–50 тыс. руб. А самые бедные фармацевты живут в Северо-Кавказском федеральном округе – их заработок варьирует в рамках 15–25 тыс. руб.

Помимо географического фактора на уровень зарплаты первостольника существенно влияет объем продаж аптеки. По данным компании Case, совокупный доход провизора в аптеке с оборотом более 5 млн руб. в месяц выше на 37%, чем в аптеке с оборотом менее 1 млн руб. в месяц.

Фокус на бонусы

Структура зарплаты работника первого стола состоит из двух частей – базовой и переменной. По наблюдениям экспертов рынка, если раньше соотношение составляло 50 на 50, то сейчас некоторые работодатели опускают гарантированный оклад до прожиточного минимума. Остальной заработок зависит от самого сотрудника. Чем эффективнее работа, – тем выше заработная плата.

В условиях ухудшения экономической ситуации, когда планы продаж аптеки не выполняются, товаро­оборот падает, работодатели считают такой подход разумным: сотрудники тоже должны приложить максимум усилий, чтобы удержать бизнес на плаву. Но за счет какой дополнительной мотивации достигаются бонусы?

«Здесь важно разобраться, что подразумевает переменная часть, на основе каких мотивационных схем фармацевт может заработать бонусы, – комментирует заместитель исполнительного директора Национальной фармацевтической палаты Мария Литвинова. – Если речь идет только о деньгах, которые сотрудник может получить от товарооборота по маркетинговым договорам с производителями, это бесперспективный путь. Что в итоге получим? Сотрудник – большую зарплату. Потребитель – навязанный спрос».

Издержки кадрооборота

По отзывам участников рынка, сейчас аптечные сети переманивают специалистов, слегка поднимая именно базовую зарплату. И это стимулирует переходы. Люди понимают: если не обеспечил средний чек – переменную часть не получишь, но ведь базовая будет выше.

Впрочем, в регионах, куда заходят федеральные аптечные сети и «хантят» персонал у местных работодателей, уже обожглись на таких переходах. Есть примеры, когда федералы открывают аптеки, привлекают сотрудников, набрасывая на базовую часть зарплаты несколько тысяч рублей, а спустя три месяца закрывают точки. Люди оказываются без работы, да и денег получают меньше, чем ожидали, они едва успевают пройти испытательный срок.

В ряде регионов, переживших неудачный опыт экспансии федеральных сетей, изменилась ситуация на рынке труда. «Мы стали замечать, что на этих территориях сейчас нет такой потребности в персонале, как раньше. Уже появилась конкуренция за рабочие места», – говорит Мария Литвинова. По ее мнению, это происходит, во‑первых, из-за изменений в госсекторе фармрозницы – оттуда пошли кадры на рынок. Во‑вторых, текучка снизилась. Фармацевты стали более разборчивы, нахлебавшись проблем с федеральными сетями.

Наталья Воливач

Источник: газета "ФМ. Фармация и Медицина"